Пресса

 

«Девушки в наше время оставляют желать лучшего!»

Интервью с Денисом Петровым

С Денисом Петровым мы познакомились на «Весеннем балу»: после песни «Я к тебе не подойду, и ты ко мне не подходи», юноши спустились со сцены и тут же были окружены добрым десятком хорошеньких моделей, старательно позирующих для фотографов. Денис взял у меня телефон, и уже через пару минут мы болтали по мобильнику, а на следующий день я была приглашена в кино. Фильм долго выбирать не пришлось: нам обоим хотелось на «Любовь-морковь», картина начиналась лишь через два часа, но нас это не смутило. Мы зашли в уютную кафешку и в неформальной обстановке стали болтать о книгах, фильмах, женщинах, политике и ни слова о проекте «Челси», ведь каждый из участников «бойсбэнда» фигура самостоятельная!

G: Ты часто берешь у девушек телефон?

D: Часто.

G: То есть у тебя уже есть какие-то шаблоны, как знакомится?

D: Нет. Тех девушек, которые мне нравятся, голыми руками не возьмешь. Они не клюют ни на какие разводки и на них не действуют шаблоны.

G: Когда ты на сцене ты замечаешь среди аудитории понравившуюся барышню?

D: Я не ставлю такой цели выслеживать, высматривать. Если мне девушка нравится, на 99.9% я добиваюсь ее внимания и свидания. На сцене я выкладываюсь на все сто и ни о чем другом, кроме работы не думаю. У меня эйфория.

G: Насколько я знаю, ты успел пожить и на Кавказе и в Англии, в Москву ты приехал сравнительно недавно?

D: Если тебе интересно, я родился в Моздоке, это очень маленький городок, мама с папой приехали туда на «vacations». Когда я родился, папа работал дипломатом в Сирии, и мы все жили там. Так что, когда я вернулся на Кавказ, я был такой же загорелый, как ты сейчас после отдыха, и тараторил по-арабски. Потом были начальные классы школы на Кавказе, а в пятом я впервые уехал в Англию. Я уехал учиться всего на три месяца, но когда я вернулся, то недели две, без преувеличения, лежал на диване. У меня была депрессия. Родители были в шоке. Я тогда своим маленьким несформировавшимся мозгом понял: «Хорошо там, где нас нет!». Где-то люди живут гораздо лучше, чем мы. С тех пор я возненавидел свою страну, и я не боюсь таких громких слов, и по сей день я ненавижу всю российскую систему. Мне гораздо ближе все то, что происходит на Западе, ближе западная модель общения и поведения. В детстве мне нравилась картинка Англии, когда я повзрослел, я понял, что она мне близка и по духу.

G: Ты чопорный?

D: Да нет, я просто знаю себе цену. И каждый день работаю над тем, чтобы она повышалась. И мне это удается!

G: Ты такой скромный!?

D: Да я такой (смеется)!

G: А какие ты в себе негативные качества видишь?

D: Ну, какой же идиот будет тебе про свои отрицательные стороны рассказывать…

G: Ну, почему? Я, например, запросто могу…

D: Ну, хорошо! Я - бабник!

G: Ты уверен, что это негативный момент?

D: Да, шут его знает! Для самого себя я сумел это сделать не негативным качеством. Но общество считает, что бабником быть плохо.

G: На форуме группы «Челси» одна девушка спрашивает: «Дэн, а у тебя есть девушка?», а ты отвечаешь, что у тебя их три….Это правда?

D: Нет, ну это преувеличенно, конечно. Наверное, я просто пошутил. Я очень специфически отношусь к серьезным отношениям. У меня есть своя длинная теория, я тебе как-нибудь расскажу, но не в интервью. Для меня большое значение имеет контакт людей. Особенно, когда со мной сидит не дура, и мне не все равно, что подумают обо мне и о том, что я говорю. Я считаю, эти мысли очень интимными. Они сравнимы лишь с тайской операцией.

G: А что еще негативного в себе видишь?

D: Смотрю в зеркало и понимаю, что все прекрасно! Ладно, ты же понимаешь, что я шучу! Про негативные качества тяжело рассказывать журналистам-всезнайкам.

G: Но это же хорошо, когда ты сам замечаешь в себе негативное, а не кто-то тебе говорит…

D: Ну, лень, например. Парадокс. Но у меня уживается лень и трудолюбие. Например, меня приглашают на какие-нибудь съемки или интервью, а я всю ночь где-то тусовался или работал. И вот у меня звонит будильник, и я понимаю, что мне лень вставать. Пройдет день и мне станет стыдно! А еще друзья недавно предложили поехать на лыжах покататься в Швейцарию на четыре дня. Все, что нужно было сделать, это встать и сесть в такси, но мне очень хотелось спать, и я остался дома.

G: Ты как журналист, кого из старших коллег уважаешь?

D: Радзинского очень люблю, Виталия Вульфа.

G: Серьезно… Не ожидала!

D: А ты думала, я тебе буду кого-то с канала MTV перечислять?

G: Ну, а почему бы и нет… Мне Комолов симпатичен…

D: Да он просто дитя своего времени и не более того! Можно стать журналистом от бога. Для меня один из идеалов – Леонид Парфенов. А есть ремесленники и они до конца дней своих будут рабочими пчелками. И на 20 рабочих пчелок приходится одна матка.

G: Если бы ты пошел в журналистику, думаешь, что добился бы таких успехов, как на музыкальном поприще?

D: Ну, мне кажется, я чего-то добился. Мне просто немного не хватило времени. Четыре года назад я был собственным корреспондентом у «Вестей» на Северном Кавказе, работал в информационном агентстве «ИР –инфо», а потом стал делать репортажи для «Первого канала», «ТВЦ», «REN-TV», радио «Эхо»… Одно время у меня была жесткая конкуренция с одним журналистом. Под ним была кнопка один, а подо мной кнопка «два» и мы все время соревновались. Он выезжал на съемки на иномарке, а я на шестерке…Однажды мы даже подрались с ним. Но конкуренция неожиданно оборвалась: он сильно «зазвездил» и стал воспринимать себя, как самостоятельную персону, что для молодого журналиста губительно. А я был научен умными людьми, что пока ты молод, нужно работать «проводником». Поэтому я пошел дальше, а он остановился на той же ступени.

G: А какие тебе женщины нравятся?

D: Ну, ты собственно в вопросе попала в точку. Мне нравятся именно женщины, а не девушки. Я легче нахожу с ними язык.

G: Я попробую развить эту тему. Тебе нравятся, что женщины менее вспыльчивы и более мудры, делают поблажки молодым людям…

D: Нет. Это ты уже клишируешь людей! Это все индивидуально. Есть общие черты, то что очевидно. Женщины старшего возраста они разумны, более того, умны. Житейская мудрость порождает спокойствие и трезвость ума.

G: Какой твой любимый возраст?

D: Такого нет. Просто она должна быть умной. Начиная с первой встречи, я уже все понимаю. Я не представляю, как можно заняться любовью с девушкой, у которой хорошая фигура, но она алфавит не до конца знает. А от вопроса, читала ли она Хемингуэя, ей станет дурно. Одно из самых приятных сочетаний, когда есть интеллектуальный багаж и внешность. Такое встречается редко!

G: Ну, тебе, наверное, с девушками просто не везло…

D: Может быть, а так хотелось бы поговорить с ней о науке, книжках, политике… Для меня это интересные темы, а для большинства девушек с красивыми формами звучат, как ругательства.

G: Ну, не буду претендовать на красивые формы, но предлагаю поговорить о литературе... Хемингуэй, это твой любимый автор?

D: Слово любимый здесь не подходит. Сегодня любимый, завтра все может измениться…

G: Ну, я думаю, что вряд ли могут разонравятся произведения человека, которому в 1954 году была присуждена «Нобелевская премия» по литературе «за повествовательное мастерство». Кстати, а что ты у него читал?

D: В общем-то, все читал. Он писал о «потерянном поколении», о вечных ценностях, о войне… Тебе знакома его техника работы? Одна из пионерских: абстрагированные описания, холодный рабочий язык. Хемингуэй, в каком-то смысле, автором для самого себя.

G: Любимое произведение «Праздник, который всегда с тобой»?

D: Да. «Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже, то где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой, потому что Париж - это праздник, который всегда с тобой».Это фраза основополагающая.

G: Прочти Германа Гессе «Степной волк»

D: Ты думаешь, мне понравится?

G: Уверена.

D: О чем эта книга?

G: Ну так сложно…Немецкий роман начала 20 века, модернизм. Главный герой одной частью своего существа постоянно утверждает то, что другая его часть постоянно отрицает. Книжка о взаимоотношениях людей, о человеке-одиночке, о расширении сознания… Пересказывать - нет смысла, прочти.

D: Интригует.

G: А что из современной литературы нравится?

D: А разве она есть?

G: А разве нет?

D: Я считаю, что русская литература после Гоголя и Достоевского умерла, так же как кинематограф после «Сибирского цирюльника».

G: А как же поэты и писатели серебряного века?

D: Я тебя умоляю. Серебряный век - это для вас мечтающих, влюбленных, брошенных, одиноких женщин.

G: (Смеюсь) А что Горький и Набоков тоже не порадовали?

D: Это все ваши флаги, ваше знамя. В серьезной литературе точка была поставлена Достоевским.

G: Как же тогда твоими любимыми писателями могут быть Ремарк и Хемингуэй?

D: Если бы ты внимательнее слушала, тогда бы поняла, что я только про русскую литературу сейчас говорил. Знаешь, для меня идеалом был 18 век. У нашей страны было желание преобразится и стать похожей на Запад. Спасибо Петру и Екатерине. Это была дворцовая роскошь, прекрасные дамы, кавалеры, дуэли…

G: Мне кажется, что о дуэли ты сказал с какой-то искоркой в глазах. Обязательно бы кого-то вызвал на дуэль?

D: Конечно.

G: Кого бы из современного мира вызвал?

D: Ну, не знаю, я человек горячий от рождения. Вызвал бы того, кто задел бы меня, моих близких или моих друзей.

G: Ладно, ну давай, про кино поговорим.

D: А что говорить… После «Сибирского цирюльника» все не то.

G: И все-таки мы с тобой сейчас пойдем на русский фильм, и оба хотим посмотреть….

D: Да, единственное, что радует в русских фильмах, так это то, что наши, наконец-то, научились снимать хорошую картинку. Американское кино можно бесконечно ругать, лаять, и при этом это будет выглядеть, как будто моська лает на слона. Почему слон? Голливудское кино способно вызывать эмоции, только давай не будем ставить в пример совсем глупые комедии, после просмотра каждого фильма появляется желание немножко поменяться. Им, черт возьми, удается донести до зрителя главную мысль, пусть немного топорным голливудским методом, но, все же, удается. А у нас, что в литературе, что в кино идет все изначально от негатива, от горя, от бед, от неустроенности в жизни… Может быть, позитив появляется в приключенческой литературе, впервые у Стругацких, согласись?

G: Ну, едва ли могу согласится, что у Стругацких позитив. У них же доминирует апокалипсическая тема. Ты не смотрел фильм «Гадкие лебеди» Лопушанского?

D: Нет. Я о таком не слышал, хотя у Стругацких много чего читал…И у них есть прекрасные утопии.

G: Ну, можно сказать, это авторское кино, снятое по мотивам книжки братьев Стругацких. Лопушанский – интересный режиссер, я бы сказала «Нострадамус нашего времени». Он первую картину снял в 86 году о всемирной катастрофе, и в том же году случилась авария в Чернобыле. Мне очень понравилось, а тебе, какие фильмы нравятся?

D: Давай я тебе назову любимые, хотя и попсовые: «Достучаться до небес», «Бойцовский клуб», «Эффект бабочки».

G: А есть герой близкий по духу, на которого хотел бы быть похожим?

D: Мне кажется только, когда ум пластилиновый хочешь быть похожим на кого-то. Бог создал меня неповторимым, тебя одну такую уникальную…Зачем кому-то уподобляться…

G: Ну, насколько я знаю, тебе очень нравился Фредди Меркьюри?

D: Это, считай, классика. Я очень долго занимался изучением материала. Все, что лежит на поверхности, то, что о нем знаю все – это одно. А мне, когда я был в Англии, удалось узнать чуть больше. Я узнал, какие он совершал поступки, какие говорил слова. Я общался с людьми, которые его знали лично. И я могу назваться себя фанатом не только его творчества, но фанатом его личности, он мне нравится, как человек…

G: Не могу не спросить у тебя про политику, ведь ты считаешь, что с девушками об этом невозможно говорить…

D: Я могу поговорить на эту тему, мне нравилось на журфаке изучать курс политологии

G: Тогда задам тебе провокационный вопрос: аудиторскую компанию «Pricewaterhouse», которая вела дела «ЮКОСа», уже год как обвиняют в пособничестве уклонения от уплаты налогов. Однако американцы активно лоббируют интересы этой компании, как ты думаешь почему?

D: Ну, ты загнула. То о чем ты меня спрашиваешь - это не политика.

G: Почему это?

D: Знаешь этимологию слова «политика»?

G: Могу предположить, что от греческого слова «полис»…

D: Не совсем, но не суть важно… Твой вопрос не о политике, а о уже смешенной субстанции, поэтому это обсуждать нет никакого желания.

G: Ну, ладно, раз тебе нравится говорить, о «рафинированной» политике, тогда: Кто будет президентом?

D: Говорят, что Медведев…. Под разговором о политике, я не имел ввиду вынесение каких-то приговоров…Мы не знаем 90% того, что происходит. Куча подводных течений.

G: Есть мнение, что Иванов…

D: Ну, это, кстати, мало кто говорит, хотя он в последнее время активизировал свою деятельность. Сейчас в каждом выпуске новостей он открывает школы, детские Ады, площадки… Я его часто вижу по ТВ.

G: Во многих странах Латинской Америки женщины занимают руководящие посты в государстве, как ты думаешь, у нас в стране женщина смогла бы быть президентом?

D: Нет. Я считаю, что женщина неспособна заниматься таким делом.

G: Знаешь, был поставлен эксперимент. Построили три модели государств: в одном правили только мужчины, в другом только женщины, в третьем – и те и другие. Идеальной формой оказалось смешанный тип, но парадокс в том, что там, где правили женщины, выходили самые жестокие законы, принимались очень серьезные меры наказаний за проступки…

D: Не удивлен. Чисто женское государство не может себя обеспечивать. Женщины не могут строить домов, работать на производстве, вообще, выполнять мужскую роль…

G: Ну, никто же не говорит, что мужчин изгонят из государства…

D: А ну, я понял, что там только женщины жили. Ах, вот вы какие хитрые, хотите править нами, мужчинами?

G: Конечно. Мы хотим 8 марта каждый день! А ты женщине когда-нибудь подчиняешься?

D: Я? Да никогда!!! Как я могу подчиняться слабому полу?! Для нашего маленького народа – это неприемлемо. Мужчина хозяин в доме…

G: А женщина? Домохозяйка?

D: Нет, конечно. Я даже готов принять слово «домохозяйка» за оскорбление. У нас есть более пластичное понимание этого слова. Не «домохозяйка», а «хранительница очага»! Так был устроен мир, так жили миллионы лет. Мужчина убивал слона, а женщина его разделывала. Она отвечала за уют, растила детей. Мир безумно органичен… Нашему народу удалось сделать женщину хранительницей очага, только при условии, что мужчина сможет всегда защитить эту женщину.

G: А вот интересно, у тебя в контракте прописано, что ты не можешь жениться?

D: Конкретно про женитьбу - пункта нет, там больше прописано о том, что я не могу выпадать из графика существования группы. Пункт про «замужество» обычно прописывается в контрактах у девушек.

G: А что ты по контракту не имеешь права делать?

D: Я подробно не вникал. Но контракт жизни особо не касается. Есть запреты, которые нарушать себе дороже. Ну, например, нельзя употреблять алкоголь и наркотические средства перед выступлением…

P.S. На этом месте кассета выключается, я доедаю свой ягодный пирог, Дэн допивает пиво с кусочком лайма, и мы идем смотреть фильм.

Оксана Ekzotika (Москва)

Geometria.ru,
20.03.2007
 

Назад в статьи >>>

 

Альбом

Дебютный альбом Чемпионов -
группы Челси
!
Ищите
в магазинах!

 

Дневник


 Планета Челси
Читай дневник группы, общайся, будь в курсе событий!

 

Качай!!!

 

Любимые мелодии, видео и фото от группы Челси для твоего телефона

 
» 

Голосуй!!!





 


Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Яндекс цитирования

Поиск по сайту:


 

пресса | о группе | анонсы | медиа | галерея | фан-клуб | гостевая | контакты
Заимствование собственных материалов сайта допускается только со ссылкой на данный ресурс.
Copyright © www.4elsea.com, 2006